НА ГЛАВНУЮ | СВЕЖИЕ ФОТО | ПО МОДЕЛЯМ | БАЗА ДАННЫХ | КАРТА | ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ | ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ | ЗАГРУЗИТЬ ФОТО

Путевые заметки > «Анекдот про Вовочку» > «Про сибирскую командировку»


Анекдот про Вовочку
Мои поездки по городам и железным дорогам, иллюстрированные фото с этого сайта.
Журнал автора В. Демянченко


Название:Про сибирскую командировку
Автор:В. Демянченко
Дата:30.07-2.08.2008
Маршрут:Москва - Новосибирск - (продолжение следует)
Полный рассказ:Нет, это рассказ о первой части поездки, о Новосибирске. Вторая часть в процессе
Достопримечательности:Солнечное затмение
Организации:ГУП «Мострансавто», мэрия Новосибирска, МУП «Горэлектротранс», МУП «Пассажиртрансснаб», «Золотая Корона»
Условное название:Сибирь-2008-1
Создан:Среда, 26 сентября 2018 г., 00:42:22
Изменён:Среда, 30 марта 2011 г., 11:39:52
Версия для печати

ПРО СИБИРСКУЮ КОМАНДИРОВКУ

«Командировка — это прекрасная страна, куда взрослые уезжают, чтобы отдохнуть», — гласил рекламный щит с ребёнком в пластмассовой машинке, который ещё год назад можно было встретить на улицах Москвы. Что рекламировали, кстати, я так и не понял.

Командировка в Новосибирск мне была предложена почти так же — как вознаграждение за плодотворную работу на благо АСКП Московской области. То, что сроки и пункт назначения командировки «с целью изучения системы безналичной оплаты проезда» совпадали с местом и временем проведения полного солнечного затмения, было, разумеется, чистой случайностью ;)

Итак, тридцатое июля, примерно полвосьмого утра. Поскольку начальник Управления эксплуатации автоматизированных систем и идейный вдохновитель поездки (Евгений Евгеньевич, ЕЕ) живёт на соседней станции метро, мы коллективно попросили о помощи люберецкую автоколонну. Служебный «Форд Фокус» заехал вначале за ЕЕ, а теперь, одетый в официальный костюм (зам. генерального называет это умным словом «дресс-код») и походный рюкзак, в него грузился и я. Следующим встретили шефа Управления маршрутных перевозок (Николай Анатольевич, НА) — он зачем-то отпустил водителя у Шереметьево-2, где и был нами подобран. Последним, уже в терминале внутренних рейсов, называемом Шереметьево-1, встретили начальника управления информатизации (Анатолий Владимирович, АВ). Посадки дождались без приключений.

Большая часть самолёта оказалась заполнена иностранцами, хотя было достаточно и русскоязычных пассажиров. По традиции, одно семейство перепутало ряды, что позволило мне разместиться на ряд раньше, вновь на крыле и не посередине, а у иллюминатора. Вскоре соседнее место занял ЕЕ, которого стюардессе оказалось проще пересадить, чем уговорить иностранцев освободить место. АВ и НА оказались где-то далеко сзади.

Как и в феврале: разбег, отрыв — описывать все полётные чувства можно только в первый раз, иначе неинтересно. Это уже не ТУ-шка, а Boeing-737, ну да дела не меняет. Разница только в том, что летим днём. Белоснежные горы облаков восхищают… Однако, совершенно закрывая поверхность земли. Сквозь просветы я смог увидеть лишь кусочек кольцевой с хитрой развязкой, похожей на пересечение с Ярославским шоссе да станцию с депо электричек — она похожа на Железнодорожную, несколькими днями позже ставшую очередным конечным пунктом «Спутников». Пелена, которую я даже пытался фотографировать сквозь немного поцарапанное стекло иллюминатора, рассеется ненадолго только где-то над Уралом.

Это примерно середина 4-часового полёта, то бишь около полудня. Здесь начинается полётный обед. В дополнение к уже знакомому и с небольшими поправками соответствующему описанию из пермского полёта набору предлагают «горячее». На выбор: рыба или курица с гарниром из картофельных долек… В Москве около 14, в Западной Сибири на три часа больше — начинаем снижение. Над Новосибирском ясно, так что разглядываю площадку Барабинской низменности и двухгруппный товарняк на Транссибе. На земле Сибири жарко — не 18 градусов, которыми нас провожала Москва. Предложение полететь «прямо в «дресс-коде» Андрею Анатольевичу (четвёртый участник и руководитель поездки, АА) будут ещё припоминать. Несколько десятков минут на ожидание багажа — и мы на площади перед современно отделанным зданием под вывеской «Аэропорт Толмачёво».

Часть начальников разглядывает припаркованные на площади «Газели» в раздумьях, какая из них приехала за нами. Но встречать всё же посылали «Соболь». Путают чаще наоборот. Так и есть: чтобы не платить за парковку, водитель новосибирской мэрии остановился в отдалении и подъехал, когда ему позвонили. Дорогой представилась возможность обследовать «сухопутные» пути подъезда к участку от ст. Обь до Новосибирска-Западного.

Вопреки ожиданиям, реку мы не переехали. Микроавтобус остановился на левом берегу Оби, на улице Титова, у общежития МУП «Пассажиртрансснаб». Здесь уже ждал Игорь Анатольевич Синельников — зам. начальника Управления пассажирского транспорта. Он объяснил, что, в связи с надвигающимся затмением, забронировать нам гостиницу смогли только с 31 июля, так что на одну ночь к нашим услугам общежитие на первом этаже жилого дома. Оно, кстати, совсем новое: мы одни из первых постояльцев. А значит, здесь всё по-современному. Немного поговорили о наших регионах и их транспорте.

Когда упрощённый по случаю скорого выезда из довольно гостеприимного дома разбор вещей был закончен, группа направилась на поиски кафе. Как обычно бывает, в третьем по величине городе страны оно нашлось у метро. Какое-то пивное кафе. Затем все двинулись к реке. Я напутал с направлением выхода с площади (к ней примыкает не меньше 5 всяческих улиц), потому всю остальную дорогу не высказывал громко суждений о маршруте нашего движения. И вообще шёл в хвосте. Группа же дошла до моста, взяла правее и мимо грозного, но открытого шлагбаума спустилась в рощу под метромостом. Там был найден небольшой водоём, на великую сибирскую реку совершенно не похожий. Когда стемнело и начался дождь, перешедший после в ливень, решено было возвращаться, воспользовавшись услугами метро. До его ближайшей станции — Студенческой — около 5 минут хода.

Четверг, 31 июля

Андрей Анатольевич прилетел позже всех — в пять утра 31 июля. Это по Новосибирску. Его задержали в Москве важные дела: там хоронили первого губернатора Подмосковья. Прилетев, он вскоре телефоном разбудил своего главного помощника — Евгения Евгеньевича, разместившегося в двухместной комнате со мной. И меня, конечно, заодно. Шефу было напомнено набрать номер водителя всё того же «Соболя», чтобы доехать до всех остальных. Затем ещё 3 часа удалось поспать.

Подъём в 8 утра: график плотный. Пока собрались — девять. Можно было и второй раз заехать за вещами в общежитие — но время! Гостиница, куда мы переселимся, ближе к центру. Забегу вперёд: участники поездки Обь более не пересекали до самой обратной дороги. Я до конца поездки занял место в кабине: продолжу изучать город. Через реку поехали не по центральному мосту (он называется Коммунальным, по нему я ходил в прошлой поездке), а по Димитровскому, рядом с вокзалом. Видимо, так было проще проехать к первому пункту назначения. Улица Ленина, 50 — управление пассажирских перевозок мэрии Новосибирска. К нашему приезду за длинным столом собрались уже знакомый А.И. Синельников, начальники муниципальных «Горэлектротранса», и «Пассажиртрансснаба» (возможность познакомиться с ними ближе будет, читатель), представители фирмы-разработчика системы оплаты проезда (фирма «Золотая Корона»). Расселись не «лицом к лицу»: «московская» и «сибирская» группы получились двумя «подковами». Небольшой обмен мнениями о транспортных системах, вопросы, уточнение программы: когда и куда поедем.

Новосибирск — третий по величине город России, сейчас там живёт примерно 1,375 миллионов человек. В подчинении Управления пассажирских перевозок 3 пассажирских автопредприятия, два трамвайных и 4 троллейбусных депо, муниципальный таксомоторный парк. В оперативном управлении находится также метрополитен. Как и во многих других регионах, здесь произошло сокращение муниципальной маршрутной сети: на той же площади Маркса, где мы были вчера, сохранились следы трамвайного кольца. Трамвайных депо до недавнего времени было 4, автобусных — 8.

Когда планы были составлены, и мы собрались уходить, секретарь Управления напомнила: «Давайте, отмечу ваши командировочные удостоверения!» Торопились, поэтому отказались. Решили, что отметим позже. Так и забыли — пришлось потом посылать с нарочным. Но это если заглянуть вперёд.

31 июля вторым пунктом программы было место, откуда транспорт с АСКП выходит на линию. Точнее, «Муниципальное казённое предприятие «Горэлектротранс» — так написано на вывеске. Ещё точнее — Заельцовское троллейбусное депо, что недалеко от городского аэропорта. С нами туда направился начальник «Горэлектротранса» Александр Александрович Штумпф. Как же иначе — это его ведомство. А ещё нас всюду сопровождал руководитель новосибирского проекта «Транспортная карта» от «Золотой Короны» Игорь Алексеевич Вьюников.

Всего под «командованием» Александра Александровича около 300 троллейбусов и 170 вагонов трамвая. Восемьдесят три «рогатых» «живут» в Заельцовском депо, из них 55 каждый день выходят на линию.

Система оплаты проезда использует переносные кондукторские терминалы, как на большинстве маршрутов Московской области — собственно, турникеты на входе в автобус ставят только в Москве и области. В Подмосковье и Москве валидаторам в автобусах сообщают, на каком маршруте они будут ездить, при помощи «карт выхода». В Новосибирске это делают с диспетчерского компьютера. Попутно он не даёт выпустить на линию терминал, не прошедший скачивание данных. Кроме рулонных билетов, на муниципальном транспорте пассажиров «катают» по единым транспортным картам (такую я ещё в прошлом году привёз в Москву), социальным картам, проездным для школьников и студентов — с ограничением количества поездок и безлимитным — скидка 50%. От поездок по транспортным картам идёт около 40 процентов доходов. Как и в Московской области, кондукторам доплачивают за регистрацию поездок. Так же следят по отчётам системы за их добросовестностью, при необходимости направляют для проверки бригаду контролёров.

На электротранспорте Новосибирска внедряется навигационная система — та самая «АСУ-Навигация», что и в Московской области и других регионах.

Фото: В. Демянченко, 31.07.2008. Открыть большое.
Аэропорт «Новосибирск-Северный»
После заезда к ближайшей троллейбусной конечной «Аэропорт», где все сфотографировались на фоне старого городского аэровокзала (здание первой половины XX века не уступает главному городскому символу — Оперному театру), а потом проехали несколько остановок в троллейбусе, настало время ехать в гостиницу.

Мы направились в гостиницу «Обь», точнее, «River Park Ob» — как это теперь называется. Это, как несложно догадаться, на берегу одноимённой реки River Park. Часовая стрелка уже прошла один круг и второй раз за сутки стояла сразу после тройки. Заселились. Каждый «одноместный стандарт» обошёлся в 3 с лишним тысячи рублей — хорошо, что это служебные расходы. А для номера — по-моему, дороговато. В любом случае, сорок минут на приведение себя в порядок. Потом встречаемся в холле первого этажа — обедаем в гостиничном ресторане. Он отделан в сдержанно-восточном стиле.

Поесть в ресторане быстро невозможно. Вот и у делегации «Мострансавто» ушло на это около полутора часов. 17:30. В 19 встреча с начальником Департамента транспорта и дорожного благоустройства городской мэрии. Руководитель, которому подчиняется Управление пассажирских перевозок, тоже хотел познакомиться. А ещё нас ждут в «Золотой Короне»… Что мы там успеем за час? Позвонили, перенесли встречу на завтра.

Образовалось около часа свободного времени. Начальники попросили водителя завезти их в какой-нибудь торговый центр — хотели поискать сувениры. Всех высадили у большого здания ТЦ напротив железнодорожного моста.

Интересно, где они здесь собрались сувениры искать?

Ну да их дело. Я-то решил отделиться — хорошо, что какие-то представления о географии центра Новосибирска у меня уже есть. Потому — вперёд к началу Красного проспекта, к троллейбусной остановке у платформ Правая Обь и Центр. Жаль, что я был здесь год и одну неделю назад — иначе припасённая в прошлый раз транспортная карта бы ещё действовала. (Срок действия карточки устанавливают годом с последнего пополнения. Что за «безопасностью» это обусловлено, я так и не понял). Ведь сейчас надо ещё «пункт продажи и пополнения» искать… Стоп! Тьфу, совсем меня сбили с этим термином! Ведь любая касса метро — этот самый пункт.

Но это потом. Первое место, куда мне надо, — остановка «Дом Ленина». Днём здесь продавали бумажно-плёночные очки для просмотра затмения. И сейчас продают. По десятке. Покупаю пять — на всю группу. В подземном переходе нашёл ещё сувенирную лавку — прикупил там значков с гербом города — тоже на всех. Евгений Евгеньевич собирает металлические значки, пластмассовые не любит. А как быть с тем, что здесь они — резиновые?

Следующий пункт — станция метро «Площадь Ленина». Кассир, выслушав, вначале сказала, что восстановить карточку не может. Потом вспомнила, что для этого достаточно положить на неё сколько-нибудь денег. Добавляю к счёту любую сумму — и, о чудо, могу войти по карте! Поехали! Куда? Ну конечно, к вокзалу. Времени, конечно, мало, так что успею только обзавестись расписанием. И то хорошо: если второго августа надумаю на перегон — будет, на чём планы прорабатывать.

Договорились, что они приедут к мэрии в 18:50. Я был там в 18:52. Евгений Евгеньевич по телефону помог найти нужный вход и почти успел встретить на крыльце. Мимо охранника я пробежал на такой скорости, что он, наверное, даже не успел понять, куда именно я иду. В рюкзаке можно было хоть конструктор атомной бомбы пронести. В лифте ехал уже со всеми. Там же снял бейсболку и надел галстук — игрушки-трансформеры начала 90-х обзавидовались бы.

Итак, мы на месте. Департамент транспорта и дорожно-благоустроительного комплекса мэрии города Новосибирска. Начальник — Андрей Евгеньевич Ксензов. Это уже другой уровень разговора — общение транспортных чиновников. То есть, организация перевозок, взаимодействие с областью и частными перевозчиками, распределение денег, новости от федеральных законодателей. В нашей группе и на такие разговоры есть специалист — Андрей Анатольевич. Он работал в Минтрансе Московской области — кухню знает. Я эти «высокие материи» пересказывать не буду — иначе путевой журнал превратится в большую статью для профессионального издания.

В Московской области за поездку каждого льготника бюджет платит перевозчику столько же, сколько и за свою поездку платит пассажир наличными — по тарифу, утверждённому региональным правительством. В Новосибирске — тоже по тарифу… действовавшему на момент начала расчётов по социальным картам. Это 8 рублей, хотя разговоры о повышении до нынешней стоимости идут давно. Тариф у муниципальных перевозчиков регулируется мэрией и составляет сейчас 12 рублей в метро, 9 — на электротранспорте. У частников — до 16. При этом частники тоже возят льготников по социальным картам: конечно, им выгоднее в межпиковое время прокатить пассажира, за которого заплатят половину стоимости, чем перевозить воздух зайцем. Около 30% поездок льготники совершают в автобусах частных перевозчиков. А вот по «единым транспортным картам» частники пассажиров не возят: не хотят предоставлять скидки.

Маршрутная сеть сократилась, это правда. То, что осталось, стараются поддерживать. Трамваи и троллейбусы модернизируют, автобусы покупают новые. Уже есть планы на 2009 год — 55 машин МАЗ-103. Заменяют то, чего в парках ещё много — старые ЛАЗы и ЛиАЗ-677. Выделяются деньги на строительство метрополитена.

Встреча закончилась чуть позже половины восьмого пополнением парка муниципальных автобусов — жаль, на фарфоровом сувенире имени 80-летия «Мострансавто» никого не покатают. Нас довезли до гостиницы.

Освободившись наконец от «дресс-кода», группа выбралась на свежий воздух. Кто-то предложил искать ближайший выход на берег Оби. Для этого направились за здание гостиницы — дальше от станции метро, ближе к какому-то жилому кварталу. Ведущий — главный спортсмен группы, АВ. Стоянка лодок с грозным забором и вывеской «МВД России», потом и вовсе какие-то заросли и мини-свалки. Недовольные голоса нескольких участников экспедиции. До берега мы добрались, нашли дикий пляж. АВ мгновенно разделся — и в воду. Знающие спортивную натуру, АА и НА пустились в гадания: решится ли главный IT-шник пересечь сибирскую реку и знает ли, что за буйки не заплывают. И зря: всё он знает. Анатолий Владимирович совершил заплыв только вдоль берега: несколько минут вверх по реке, минута — вниз. Потом групповое фото: все, кроме одного, в одежде. Обратно — через микрорайон, по шоссе до метро. Что удивительно, по дороге ни одного продуктового магазина. Подобие ужина в кафе под автобусной диспетчерской «Речной Вокзал», затем в гостиницу: завтра опять рано вставать.

Пятница, 1 августа 2008

Первым пунктом — «Золотая Корона», разработчик новосибирской системы безналичной оплаты проезда. Адреса нашему сегодняшнему водителю оказалось недостаточно — пришлось по карте вспоминать, как называется перекрёсток. После этого дело пошло веселее. В головном офисе нас встретили уже знакомый руководитель новосибирского проекта «Транспортная карта» И.А. Вьюников, технический директор И.И. Деркач и директор Александр Александрович Гришин. Не забыть бы его потом сфотографировать с нашим Андреем Анатольевичем: люди, знакомые с «Мострансавто», конечно, поняли, что фамилия нашего зам. генерального тоже Гришин. Рассадка «по всем правилам» — группа напротив группы.

Началась встреча с вопроса: есть ли в зале разработчики АСКП Московской области, представители «Социальных Систем». Мировой капитализьм и хищная конкуренция не дремлют! После краткого рассказа о компании и системе обмен мнениями рассыпался на «группы» — двое Гришиных обсуждали глобальные вопросы, Николай Анатольевич приступил к изучению законодательной основы, на которой стоит новосибирская «Транспортная карта», и дошёл до обещания «Золотой Короны» прислать нам ссылки на самые важные документы. Я же сошёлся с техническим директором: московская делегация с собой даже свой кондукторский терминал прихватила.

«Транспортная платёжная система «Золотая Корона» входит в группу «Центр финансовых технологий». А эта контора работает с 1991 года — вначале они занимались разработкой электронных систем для коммерческих банков. Прозвучали несколько названий — известных и пользующихся народным доверием банков. Контора новосибирская, однако свой первый проект «Транспортных карт» запустила в Челябинске, потом родной город, Алтай, Новосибирская область, Самара, Оренбург (вот, уж пообщавшись в прошлом году с руководительницей оренбургского троллейбусного предприятия (см. Отчёт о 1 части Большой поездки), не подумал бы, что там так быстро появятся карты).

Приехали мы вовремя: новосибирская система «Транспортная карта» начала работать 1 августа 2006. За два года были введены в действие «социальные» карты, карты для студентов и школьников (двух видов: в форме проездного и в форме «электронного кошелька», с которого оплата списывается с 50-процентной скидкой), «Единую транспортную карту». Проводили рекламные кампании для пассажиров, кондукторов стимулировали «щёлкать» поездки, разыгрывая бытовую технику.

Сейчас разработчики осуществляют техподдержку системы и обработку данных о поездках.

Во главе системы «Транспортная карта» вовсе не её разработчики — это было бы необычно. Есть Оператор — контора, координирующая работу. После «Золотой Короны» мы направились именно в этот центр, именуемый МУП «Пассажиртрансснаб». Адрес известен в Новосибирске многим: Красный проспект, 161.

«Центр обслуживания транспортных карт». Здесь льготники продлевают свои социальные карты, сюда сдают заявления на получение карт студенческих, сюда обращаются при неисправностях. Этот же центр ведает 371 пунктом пополнения карт в городе. В «Пассажиртрансснабе» действует система «Одного окна». Точнее, окон-то три, но стучаться достаточно в одно.

Адрес хорошо знают и перевозчики. К системе «Транспортная карта» подключают каждый маршрут по отдельности. Чтобы принимать карточки на новом маршруте, перевозчик должен предоставить в «Пассажиртрансснаб» набор документов о нём. Информацию о маршруте и его тарифах вносят в базу данных системы, выдают валидаторы — по количеству выходов + резервные. Всего в Новосибирске сейчас больше 1300 таких аппаратов. Организуют сбор и обработку данных, техподдержку.

За услуги — оплата. Процент от стоимости каждой обработанной поездки. С частников 3,2%, с наземных муниципалов — аж 6. Да с метрополитена… В абсолютных цифрах, с учётом разницы в тарифе, цифры близкие. 4,5 процента — отдать «Золотой Короне», за процессинг (обработку данных, если по-человечески). При этих словах начальницы «Пассажиртрансснаба» все призадумались: выгоды-то никакой. Так и есть: предприятие пока живёт на «доходы будущих периодов» — деньги, которые на карточки уже положили, но ещё не «выкатали». Но это деньги чужие. Без них — банкротство. Такая финансовая схема даже название уже имеет. Геометрической фигуры одной… Вот так.

Фото: В. Демянченко, 1.08.2008. Открыть большое.
Тягач
Фото: В. Демянченко, 1.08.2008. Открыть большое.
ЛиАЗ-677 приподнятый
Встреча закончилась. Я, привычный совершенствователь технологий областной АСКП, получил по экземпляру бланков пассажирских заявлений о спорных ситуациях, и группа двинулась далее. Как сказал наш Андрей Анатольевич, не посетить коллег-автомобилистов будет неправильно. Поэтому последним пунктом программы — ПАТП-4. Микроавтобус ещё раз прокатился по Красному проспекту, просвистел по шоссе на юг, в сторону Академгородка, по мосту пересёк громаду станции Инская и ещё долго петлял в окружении зелени. Приближение к автобусному парку, впрочем, определилось сразу — по обилию автобусов на прилегающих улицах.

Директор парка — как его зовут, я не записал — быстро провёл нас по ремзоне и спортзалу — видимо, самому интересному в хозяйстве. Я успел щёлкнуть несколько машин. Потом прошли в «кабинет»… Рядом с бассейном. Туда же подтянулся и И.А. Синельников. Разговоры о жизни автотранспортников протекали за накрытым столом, от предложения воспользоваться бассейном гости отказались.

Около половины пятого группа потянулась к выходу: в 17:45 с копейками последнее главное мероприятие командировки. Въезд в гостиницу прямо с Бердского шоссе, так что по городу не петляли. К началу шестого мы уже в гостинице. «Дресс-код» можно снять. Администрация о нас позаботилась: в каждом номере такие же солнечные очки, как я купил вчера. Только чёрные вместо каких-то красных. В этой амуниции выходим на улицу, где ждут г-да Вьюников и Синельников с водителем. Просмотр затмения будет тут же, перед зданием гостиницы — нынешнее солнечное шоу за то и ценили, что затмение не часто обходится без поездки в какие-нибудь дебри.

Ясно. Утром по небу ходили тучи, из-за которых ЕЕ чуть не рванул в Барнаул, сейчас, как по заказу, на небе ни облачка. Солнечно. Но не так, как обычно. Краски уже начали сереть и сливаться. Сумерки, словно вечерние. Только неестественно белый цвет солнца, неестественные короткие тени. Как в фильмах про жизнь на других планетах. Я начинаю понимать древних, которые считали затмение проявлением Божьего гнева. Одни очки перерезаем пополам — это светофильтр для фотика. Частные фазы (т.е. пока Луна закрывает не весь диск солнца) без фильтра смотреть и снимать нельзя (лучший вариант — стекло из маски сварщика, подходят очень тёмная плёнка, дискеты, некоторые смотрели даже через CD и DVD). Игорь Анатольевич любезно помогает держать плёнку перед объективом.

Фото: В. Демянченко, 1.08.2008. Открыть большое.
Полное солнечное затмение (17:44)
17:44. Час «икс». Темнота наступает мгновенно — как выключателем в комнате. Небо (да, собственно, и всё, что под ним) становится тёмно-синим, как в девять вечера. Проступают звёзды, в центре внимания белое кольцо солнечной короны. В его середине — диск Луны. Он чуть темнее окружающего неба.

Две минуты, чтобы поснимать: затмение, окружающий пейзаж… Своих… Мелко получатся «на фоне затмения», ну и ладно. Евгений Евгеньевич сфотографирует на фоне солнца меня… Первый снимок моей физиономии за всю поездку. «А солнце-то где?» Да, в кадре только краешек его зарева. Второй кадр не получается даже сделать — и зачем человеку образование кибернетика, если даже робот-автофокусник его не слушается? «Я не научил пользоваться фотиком…» Дайте зла взаймы! Так и остался кадр «затмения», где весь я, зам. генерального с выражением детского восторга на лице, бок зама начальника местного пассажирских перевозок и сверху непонятное зарево. Впрочем, коллектив «Мострансавто» позже дружно решит, что счастливый Андрей Анатольевич — фон тоже вполне достойный. Надо сделать ещё кадр короны…

Фото: В. Демянченко, 1.08.2008. Открыть большое.
Первая секунда после полной фазы (17:46)
В эту секунду выглядывает солнце. Правый глаз мгновенно чувствует удар тепла, веко закрывается, палец автоматически «по инерции» открывает затвор. Самый выразительный кадр этой 2-минутной фотосессии (ИМХО, разумеется). Стоит расстроиться, что он случаен. После щелчка опущу фотик, закрою оба глаза и буду 10 секунд наблюдать собственную реакцию. Зрачок чувствует себя странно, но вижу, вроде, одинаково. Правда, ЕЕ, когда его спрошу, скажет, что левый глаз немного покраснел. Фотик тоже не жалуется.

Кино кончилось. Представитель мэрии уехал. Что-то вроде полдника в гостиничном ресторане у окна. Пока ждём еды, периодически поглядываю на частные фазы, делаю несколько кадров. Заражаю ЕЕ, НА, Вьюникова. Вместе раздражаем этим АА. После еды его же провожаем: дела и улететь заставляют вечером первого августа. АВ напоминает: нужно скинуть фото, чтобы они могли поехать в Москву и, может быть, даже повесятся на стенде «фотохроники пресс-службы». Я не уверен, что в его ноутбуке найдётся нужный кард-ридер, так что по-своему…

Фото: В. Демянченко, 1.08.2008. Открыть большое.
ст. Речной Вокзал с указателями остановки дверей
Евгения Евгеньевича себе в компанию. Ему выделяю транспортную карту, которую «Золотая Корона» подарила шефу нашей экспедиции — тот всё равно уж в аэропорту. Держим путь в центр, к площади Ленина. Кто-то, наверное, помнит, как я год (а точнее, год и неделю) назад учил оператора здешнего фотосалона пользоваться клавиатурой. Теперь появились автоматы самообслуживания. Впрочем, этот зверь в жёлтом корпусе норовит потратить на содержимое 512-мегабайтной флешки две 700-мегабайтных болванки Заказ достаётся оператору, а чудо-машина реализует идею ЕЕ — «прямо щас» подарить каждому участнику поездки по экземпляру группового фото на фоне затмения.

Когда всё сделано, движемся дальше. В поездке на вокзал ни я, ни ЕЕ ничего интересного не обнаружили. Пожалуй, кроме парня, встреченного по дороге к метро. Всё его лицо обгорело до красноты — только у глаз была 6-сантиметровая белая полоса. Как ниндзя, только наоборот. Бедняжка: наверняка, все два часа он смотрел на солнце, не отрываясь. Для такого дела стоило взять не только стекло от маски сварщика, а всю маску целиком. И самого сварщика позвать.

День закончился прогулкой по центральной части набережной. Фонтаны прямо в реке в темноте не только подсвечивались, но и, похоже, «танцевали» под музыку из динамиков на берегу.

Поздно вечером обнаружилось, что появилось два плацкартных билета на поезд 56, более известный как «Енисей». Один из них был незамедлительно куплен через Интернет.

2 августа, суббота

Новый день начался по-рабочему рано. Встать, собраться, спуститься на завтрак, выехать из гостиницы. В 12 с чем-то самолёт. Я решил выезжать вместе со всеми: высплюсь в поезде, в Москве или в могиле. Поэтому, когда в начале одиннадцатого группа выбралась, чтобы садиться в серебристый «Баргузин», в неё входил и я. Правда, доехал только до метро «Речной Вокзал», откуда направился на восток. Остальные — АВ, НА, ЕЕ, отправленная с ним часть моих вещей, включая бесполезный далее «дресс-код», а также приехавший нас проводить И.А. Синельников, — двинулись на запад.

Первый пункт программы — детская железная дорога. Год назад я на неё не попал, сегодня же, в летнюю субботу, сложностей не ожидалось. Метро «Заельцовская», автобус до конечной «ПКиО». Круглый вокзал, снабжённый даже киоском по продаже съестного. Первое изучение расписания показало, что одиннадцатичасовой поезд № 601 ушёл всего несколько минут назад. Следующий придёт в 11:45 и отправится в 12 под № 603. Вышел за территорию станции, подошёл к насыпи напротив платформы — а там — поезд. Зачем-то обвешанный железом «под паровоз» ТУ7А-3343 и три вагончика. Вернулся на вокзал, где уже работала касса. На ней обнаружилось ещё одно расписание — оно гласило, что на станцию прибыл дополнительный поезд, который пускают по выходным. Он отправится в 11:30 под № 103. Странная нумерация, зато график удобный.

Билет с номером вагона — у меня третий — и номером места. По причине отсутствия в вагоне пассажиров, можно выбрать любое. Старший проводник — упитанный невысокий мальчик с радостной улыбкой и бэйджиком: «Павел Прусс, 8 класс». После проверки билетов он приступил к рассказу о нашем маршруте. Да, читатель, в «перечень сообщений» Малой Западно-Сибирской включены не только остановки. Объявляют о выезде на берег Оби, о проезде стадиона «Локомотив». Рядом с ним, кстати, всё загорожено: железнодорожники к завтрашнему дню строят праздничный городок.

Останавливаемся. «Разъезд Локомотив предназначен для разъезда встречных поездов» — как-то так объявили.

— Долго стоять будем, можно выйти?

— Здесь посадки и высадки нет. Мы дождёмся встречного поезда, разъедемся и поедем дальше.

Видимо, моё лицо в этот момент имело радостно-туповатое выражение: ребёнок, решив, что я ни слова не понял, предложил нарисовать, что такое разъезд.

— Не надо, спасибо. Я знаю. Любитель всё же.

Фото: В. Демянченко, 2.08.2008. Открыть большое.
Эстакада на ст. Спортивная
Выходить можно только на станциях: центральной под названием Спортивная и конечных Зоопарк и Заельцовский Парк. Там как следует и обснимаю состав и ТУ7А, зачем-то, кроме железа, увешанный ещё и видеокамерами. На обратном пути ребята поинтересовались, не ревизор ли я. А затем все коллективно (видано ли: с участием пассажира) постановили, что описывать те же самые достопримечательности тому же самому пассажиру не стоит. Разговорились о разных ДЖД. Павел поинтересовался: «А вы в Москве были?» Оказалось, что парень готовится к слёту юных железнодорожников — он должен пройти в конце августа в столице (в Кратове, правда, наверное). И соревнуется за это право. Интересно. По словам Павла, его на ДЖД зазвали, когда он пришёл пассажиром. То есть, с той же вероятностью он мог бы стать «юным инспектором ГАИ» или, скажем, закройщиком-щвецом. Шучу. Но увлёкся, достиг чего-то в железнодорожном деле. Выходя, пожелал ему поездки в Москву.

Вообще Малая Западно-Сибирская оставила приятное впечатление. Она молода, и не лишена какого-то общего энтузиазма. Всё же, организации похожи на людей: в «детстве» они к чему-то стремятся, на что-то надеятся. А потом в коллективе формируются общие привычки и традиции — не всегда положительные — и выстраиваются в систему. В России есть детские дороги, которые я за это не люблю. Вот и порассуждали.

Фото: В. Демянченко, 2.08.2008. Открыть большое.
Мотриса на базе ЧС1-73
К вокзалу решил ехать, не пересекая железку: для этого, выехав на автобусе из леса, достаточно сесть в троллейбус, идущий на Владимировскую улицу. На Новосибирске-Главном надо озаботиться получением своего электронного билета и сдачей предыдущего. А задача эта не из простых: специальная стойка регистрации электробилетов пугает своей пустынностью, в кассах же очереди, раза в два превышаюие привычные для этого времени года в Москве. Выход был найден в «сервис-центре» — за доплату, конечно. А иначе — и билет есть, и не уедешь.

Времени осталось чуть меньше полутора часов — как раз, чтобы перекусить в «Ростиксе», в последний год открытом прямо здесь, на площади; забежать в знакомый по прошлому разу магазин за провизией и совсем немного походить по вокзалу, щёлкнув один ЭП2К, а затем — собственный поезд.

У меня боковушка. 39-я — для тех, кому это что-то говорит. Вагон новенький, тверской, с вакуумными туалетами и, как полагается, светодиодными табло. «Бывалые» пассажиры предупреждают новичков: в этом вагоне красный сигнал ничего не значит: и дверь может быть открыта, и смыв разрешён. Автоматике полагается иногда дурить.

Среди «бывалых» в моём закутке семейная пара… и правда, мне сложно представить, как это — ехать с Чёрного моря 3-4 суток, да ещё и с пересадкой в Москве. Ещё какая-то бабушка с ребёнком была сверху. Девушка — одиннадцатиклассница возвращалась от новосибирских знакомых. Ещё один пассажир — парень лет 25 — и несколько его спутников и спутниц, рассредоточенных по вагону, банально возвращались с небесного шоу. Вся группа позже подтянулась к нам, полились разговоры и пиво. Проехали широкую реку — я решил уточнить по железнодорожному атласу. Это была Томь, хотя для моего рассказа это и несущественно.

Атласом заинтересовался 25-летний сосед. Разобрались, как течёт Томь, куда впадает. Нашли Каа-Хем и Бий-Хем (aka Большой и Малый Енисей), хотели рвануть к Таймыру… но его в ж/д атласе не нарисовали. Да простят норильчане Омскую картофабрику. «Вагонные споры — последнее дело» особенно с красноярцем — за несколько оценочных высказываний о качестве карт он к тому времени уже обзавёлся в моей голове определением «дизайнер» — да ещё о том, как надо рисовать таблицу расстояний, и о какой-то инфографике. Впрочем, мне было забавно его слушать, иначе я не мешал бы жизни его мнения.

Затем приятно поговорили ещё с несколькими «зрителями затмения» — и про карту, и про инфографику, Красноярск, Новосибирск, Москву. Стемнело, и после сеанса чтения, когда противников разговоров в нашем купе стало больше и группа удалилась — я лёг спать. В это время поезд стоял в какой-то, видно, довольно крутой кривой после Тайги.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

В. Демянченко,
30.07-2.08.2008


[ Написать автору этого текста ]

Чтобы оставлять комментарии, вы не должны быть анонимным пользователем!



Логин: Пароль:
Запомнить
Регистрация


Администрация сайта

Страница загружена за 0.394 сек.